Что нужно мамам, сидящим дома? Друзья!
Что нужно мамам, сидящим дома? Друзья!
Секрет в том, чтобы попасть точно в цель!
Секрет в том, чтобы попасть точно в цель!
В школах просят личные данные детей и родителей. Это законно?
В школах просят личные данные детей и родителей. Это законно?
Что делать, когда у ребенка бессонница
Что делать, когда у ребенка бессонница

Вот почему я никогда не заставлю своих детей обнимать кого-либо!

Это знакомая сцена, в которой я была тысячу раз, сначала как ребенок, а теперь как родитель.

Мы заканчиваем прекрасный ужин и вечер с семьей или друзьями. Наши щеки слегка покраснели от вина и смеха, наши животы полны, наши сердца счастливы. А потом кто-то наклоняется к одному из моих детей и говорит: «Обними меня и скажи «до свидания», прежде чем я уйду!»

Он делает несколько неуверенных шагов назад и говорит, застенчиво, но верно: «Я не хочу».

И тогда все взоры на меня. Относительная тоска по нежному моменту с этим маленьким человеком, которого они так любят, и надежда, что я скажу: «Давай, дорогая. Обними ее!» И мой маленький человечек с осторожным взглядом смотрит на меня в поисках руководства и защиты.

В любом случае, я принимаю сторону — каждый раз одну и ту же. «Все в порядке, детка, тебе не нужно обнимать ее».

Это становится немного неловко. И это совершенно нормально.

Этот простой поступок, который можно рассматривать как грубое раздражение родственника, ищущего привязанности, на самом деле является главной позицией в моих родительских обязанностях — тем, которым я горжусь, и тем, который я призываю каждого родителя рассмотреть.

Моя ответственность перед моими детьми, в первую очередь и за пределами всего остального. Моя работа — помогать им постоять за себя и защищать их, когда они не могут.

Избегай "закручивания гаек", авторитарного стиля общения.

Они доверяют мне больше, чем кому-либо в мире. Я не собираюсь бросать вызов этому доверию, настаивая на том, чтобы они делали что-то, что делает их неудобными.

Я действительно чувствую огромную гордость за них, когда они отказываются от объятий. Требуется много смелости, чтобы постоять за себя — в целом, и особенно слегка пьяной тете Салли.

Я хочу показать им своими действиями, что им позволено и поощряется высказывать свое мнение и защищать себя от вещей, которые заставляют их нервничать.

Они должны проверить пределы со мной.

Они тренируются говорить со мной. Они практикуют ложь и нарушают правила со мной. И когда они практикуют, говоря «нет» со мной, мне нужно сделать все от меня зависящее, чтобы аплодировать и ободрять их.

«Я хозяин своего тела».

Я должна сказать это 243 раза в день. Обычно это потому, что мой 3-летний ребенок настаивает на том, чтобы он сидел на голове моего 2-летнего ребенка, или потому, что моя дочь настаивает на том, чтобы она продемонстрировала мне, что желе действительно красивые тени для век.

«Но, это клубника!»

Когда ваш маленький ребенок предлагает вам помощь, или хочет сделать что-то сам, давайте ему такую воз­можность, даже если вы уверены, что он пока не может справиться с такой сложной задачей, хвалите его за каждую малость, которую он смог сделать.

«Кто хозяин моего тела, дорогая?»

«Тьфу ты.» Вздох, убегает прочь.

Но причина вездесущности этого утверждения в моем доме заключается в том, что становится глубоким внутренним знанием того, что никто не говорит им, что они должны делать со своим телом — никогда.

Мы снова и снова слышим, как важна последовательность для детей, и она применима и здесь. Слишком запутанно учить их: «Вы не можете обнимать своих друзей в школе, если они не хотят обниматься, но вы должны обнять тетю Салли, когда она говорит вам это сделать».

Потому что нет, значит нет. Всегда.

Это значит нет, когда я говорю: «Нет, ты не можешь дотронуться до печи». Это значит нет, когда твоя сестра говорит: «Нет, ты не можешь щекотать меня». Это значит нет, когда твоя первая девушка говорит: «Нет, вообще-то, я еще не готова». И это значит нет, когда ты говоришь своему родственнику, что не хочешь обниматься.

Здесь нет места для серой зоны.

Меня тошнит от размышлений, но правда заключается в следующем:

Статистика такова, что вполне вероятно, что один из моих детей окажется как-то в неудобной ситуации, связанной с их телами. Я не буду с ними, когда это произойдет.

Как не потерять доверие ребенка: В ваших отношениях не должно быть места телесным наказаниям или эмоциональному шантажу.

Но я с ними сейчас, и я собираюсь помочь им. И, может быть, где-то в глубине своего подсознания они услышат мой голос, найдут в себе силы сказать: «Я хозяин своего тела» и обретут способность уйти.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: