Как научить ребенка сочувствовать: делаем кормушки для птиц
Как научить ребенка сочувствовать: делаем кормушки для птиц
Геморрой у женщин и мужчин
Геморрой у женщин и мужчин
Людмила Петрановская о родительских ловушках
Людмила Петрановская о родительских ловушках
Просила отца не пить, ругала мать за слабость. Как дети расплачиваются за алкоголизм родителей
Просила отца не пить, ругала мать за слабость. Как дети расплачиваются за алкоголизм родителей
Отдать ребенка в секцию борьбы — не лучший способ справиться с травлей
Отдать ребенка в секцию борьбы — не лучший способ справиться с травлей

Родители имеют право снять с себя родительскую роль

Наступает момент, когда родитель имеет право сказать: «Теперь мой дозор окончен». Он не должен (как вообще можно говорить, что человек что-то «должен» в тонкой сфере чувств). Но он имеет право.

Родители имеют право снять с себя родительскую роль

Это непопулярная сегодня идея. Гораздо популярнее мысль, что родитель должен пожизненно, сначала - не травмировать и не фрустрировать младенчика, сформировать у него безопасную привязанность, потом – защищать школьника от школы, и одновременно контролировать, мотивировать, танцевать с бубном, пробуждать интерес.

Что должны родители детям

Потом – перевести через минное поле пубертата, первых любовей, первых непереносимо горьких отказов. Потом поддержать в выборе профессии и сексуальной ориентации, чего бы он там ни выбрал.

А дальше – немедленно начать строить с ним теплые и поддерживающие отношения, но уважая его, как взрослого человека.

И параллельно каяться за то, какие травмы причинил ему в детстве, как мало замечал его чувства и проводил с ним времени.

И если в этом описании вы слышите некоторую иронию, то это ирония печальная, потому что я тоже современный родитель, и мне это не чуждо.

Но дети – это же во многом лотерея. По сути, в твоем доме оказывается незнакомый человек. Он рождается с некоторыми константами – темперамента, физиологии, интеллекта. Он не «чистый лист», как считали ранние бихевиористы – более того, современные нейрофизиологи уже робко предполагают, что он лист, исписанный процентов на 85.

А ты со всеми своими родительскими потугами – ну ладно, допиши оставшиеся 15 процентов, постарайся не царапать матерных слов.

Но даже тут его реакции на многое, многое – на твои родительские косяки, взрывы эмоций, «в кого ты такая дура!» и «вот у Анны-то Сергеевны сын…» - часто, что называется, конституционно обусловлены. Один прореагирует так, другой иначе, у кого-то будет травма, кто-то разозлится, а кто-то искренне пропустит мимо ушей.

И многое другое тоже конституционно обусловлено, и плевать оно хотело на твои родительские амбиции и представления о прекрасном.

Родители имеют право снять с себя родительскую роль

Но и ты, родитель, тоже не «чистый лист». И иногда два этих исписанных листа никак не складываются в общее произведение. Или складываются, но ценой титанических усилий второй, родительской, необычайно ответственной стороны. Которая в итоге, конечно, остается изрядно помятой, иногда до неузнаваемости.

Потому что с этим маленьким человеком, волею судеб оказавшимся в твоем доме, можно сильно не совпасть, например, по уровню интеллекта и врожденных способностей. Или по линии физиологии – ребенок с явно выраженными, ээээ, способностями к спорту в семье музыкантов не будет очень уж счастлив, и наоборот тоже не будет, хотя вроде все приличные люди, хотели друг другу добра.

У меня тысяча примеров, большинство из которых, ясное дело, я не имею права приводить по этическим соображениям и не буду.

Одним словом, то, какой ты родитель, сильно зависит от того, какой лотерейный билет ты вытащил в этой карусели.

Мысль не новая. Хотя почему-то и не очевидная.

Иногда постепенно мы понимаем, что рядом с нами живет человек, любить которого никак не получается. Ну или скажем мягко – не близкий нам по духу. Человек, с которым мы никогда не стали бы дружить в школе, а? Из породы тех, кого мы избегали на детских площадках.

А тут раз – и он в соседней комнате. И надо его как-то любить, стыдно не любить, все говорят про любовь, а где ее взяяяяять.

Хотя как вообще «любить» может быть «надо»?  Любовь такая штука, императивом ее не выбьешь. Ни из другого, ни из себя.

И бывает, что простое отсутствие любви становится ужасной трагедией для нескольких поколений в семье и постыдной родительской тайной. Хотя все остальное было – забота, доброта, подарки деньрожденные, леденцы на палочках и походы в кукольный театр. Но вот этой огромной любви, жертвенной, книжной, от которой перехватывает дыхание - не было.

А ее, скажу страшное, родители ребенку и не должны.

Заботу – должны. Тепло, уважение – должны. Помощь и всемерную поддержку – должны. А любовь – ребята, ну как?.. Ее не выжмешь из себя центрифугой. И не сымитируешь. Она либо есть, либо нет.

Так вот. Наступает такой день, когда родительский долг оказывается отдан.

Конечно, это не тот день, когда ребенок делает первые неуверенные шаги от дивана к стене. И даже не тот день, когда он идет в первый класс в этой своей ужасно неудобной рубашке-блузке.

Эту точку вообще легко пропустить, там же не стоит трех билбордов.

Но где-то после выпускного вечера в школе ее уже можно начинать нащупывать. Это точка, в которой родитель имеет право сказать: теперь ты взрослый и я взрослый. Я дал тебе, сколько мог и хотел. Теперь мы можем подружиться, если совпадем в планах и представлениях о дружбе. Но можем и нет (слава богу, на земле 7,5 миллиардов людей, есть из кого выбирать друзей обеим сторонам).

У родителя есть право снять с себя родительскую роль, как мы, вырастая, снимаем с себя детскую.

Оставить вежливость и уважение, которые мы обязаны любому, неважно, взрослому или ребенку. Признать, что у вас с этим выросшим человеком, как с бывшим однокурсником или другом детства, вагон общих воспоминаний. И всегда будет, что обсудить и поржать – если, конечно, желание возникнет.

Но больше не дуть на царапины другого взрослого человека. Не контролировать, во что он одет, успешен ли он, счастлив ли в любви. Не каяться перед ним и не чувствовать вины.

И не хотеть, главное, этого делать.

Если, конечно, к этому времени родительская роль не прилипла настолько, что отодрать ее – значит остаться без лица, с зияющей дырой.

P.S. Спасибо Ольге Ларкиной и Дине Воробьевой за важную тему и за украденные у них мысли.

Анастасия Рубцова

фото ©Adriana Duque