ПОЧЕМУ ДЕТИ ВРУТ: Неожиданная причина
ПОЧЕМУ ДЕТИ ВРУТ: Неожиданная причина
Всего три буквы, но в них много горя. Как принять диагноз ДЦП у ребенка - история одной семьи
Всего три буквы, но в них много горя. Как принять диагноз ДЦП у ребенка - история одной семьи
Персонал, аренда, фермерские продукты: объясняем, почему частные сады сегодня стоят так дорого
Персонал, аренда, фермерские продукты: объясняем, почему частные сады сегодня стоят так дорого
О школе и обучнеии
О школе и обучнеии
«Убьёт школу». Преподаватели назвали бредом экзамен для учителей
«Убьёт школу». Преподаватели назвали бредом экзамен для учителей

'Такая большая, а все в куклы играет'. Замолчите и не мешайте. Почему нельзя мешать играть

Содержание:

  • Почему нельзя мешать играть
  • Дети ссорятся, чтобы передохнуть
  • Игра без драки
  • Игра — это свобода

Врач и педагог Януш Корчак, конечно, не мог знать, что под словом "игра" через каких-то 70 лет после его смерти будут понимать в первую очередь игры компьютерные. Все, что он пишет в книге "Правила жизни", относится к обычным играм — подвижным, спортивным, ролевым, — в которые его воспитанники играли все время, когда не учились, а сегодняшние дети играют все меньше. Так что призыв "не мешать ребенку играть" актуален как никогда. Что же удивительного узнал Корчак о детской игре?

Почему нельзя мешать играть

"Легкие" мысли были такие: "Работа нужна, учение нужно, а развлечения — это как бы награда, как бы в придачу". И точно так же: "Хлеб, суп, молоко — это пища, а конфеты и фрукты — только вкусные и, значит, ненужные".

Раньше люди думали именно так. И только позже поняли, что всё по-другому. Теперь уже есть много книжек об играх и развлечениях, и в газетах пишут о спорте и состязаниях как о важных делах. Уроки гимнастики в современной школе — это уроки подвижных игр и развлечений. Люди уважают и труд, и отдых, и учебу, и развлечения. Впрочем, сказать, что — работа, а что — развлечение, не так просто.

Один читает книжку и думает, что работает, а для другого чтение — лучший отдых. Приятно ведь копать землю, резать картон, пилить фанеру, рисовать, лепить, вырезать, играть на гармонике и на скрипке. Так что же это — развлечение или работа?

Пешеходные экскурсии, плавание, гребля, велосипед, коньки, бег, прыжки. Болят руки, ноги, спина, человек устал, но доволен!

Правда ведь, каждый работает по-своему и по-своему отдыхает. Один любит одиночество, другой — общество, тот — тишину, этот — шум. Игры девочек и мальчиков, младших и старших несколько отличаются. Бывает даже, одному скучно от того, от чего другому весело, одного раздражает и даже сердит то, что другой как раз любит. Люди бывают и спокойные, и подвижные, все любят что-нибудь свое и по-своему, и потому не мешайте друг другу!

Почему нельзя мешать играть

Я заметил, что больше всего ребята сердятся, если им мешают играть. Раньше я считал, что это пустяки. И очень сердился, когда кто-либо мешал другому делать уроки: хватал тетрадь, ручку, поддразнивал, что не отдаст. Если то же самое проделывалось во время игры с мячом, я считал, что это шутка и не стоит сердиться.

Если ребята играли в догонялки и кто-нибудь останавливал догонявшего или убегавшего — тоже несерьезное дело. Играли в прятки и выдали место укрытия — тоже, мол, невинная шутка. Даже на обман во время игры, казалось мне, не стоит сердиться. Например, не попал, а говорит, что попал, или была не его очередь, и он сделал то, что ему не полагалось. Ерунда, стоит ли злиться!

Наконец однажды я понял. Дело было так. На веранде было мало народу: двое мальчиков играли в шашки, еще один строил домик из кубиков, один читал, один играл в мяч. Остальные бегали в лесу и перед домом. Вдруг входит на веранду тот, который всех достал. Сперва разозлил игравших в шашки — стал вмешиваться, давать советы. Потом стал хватать кубики и дразнить того, кто делал домик. Затем полез к тому, кто читал:

— Покажи, что читаешь. Покажи картинки.

Наконец, принялся мешать игравшему в мяч.

Иногда девочки танцуют, а какой-нибудь мальчишка начинает толкаться, дурачиться, паясничать. Или вся группа поет хором, а один нарочно фальшивит и визжит. Или кто-нибудь рассказывает сказку, а такой вот не хочет слушать.

— Уйди, — говорят ему.

— А что, и посидеть с вами нельзя?

Назло перебивает, мутит всех и выводит из себя.

Я составил следующие правила игры:

  1. Нельзя, нельзя и еще раз нельзя мешать в игре, ничуть не меньше, чем в учебе.
  2. Нельзя брать без разрешения чужой мяч, коробочку, палочку, камушек, так же как нельзя брать без разрешения чужую ручку, тетрадь, книжку.
  3. Если тебе одному не хочется, если тебе одному не нравится, отойди и не играй, а не говори: "Раз вы со мной не хотите или не хотите играть так, как я хочу, я буду вам мешать".

Раньше меня удивляло, почему ребята так быстро узнают новичка, так сразу и знают, кто будет хорошим товарищем, а кто нет. Потом я понял: легче всего узнать во время игры. Ребята сразу говорят: "Пижон, командир, ломака, недотрога, подлиза, псих, злой, стукач, нытик".

Дети ссорятся, чтобы передохнуть

Дети ссорятся, чтобы передохнуть

Неправда, что дети легко ссорятся. (Взрослые больше злятся, если им мешать.) Сколько раз случалось мне слышать, как ребята говорили: "Ну ладно, скажи, как ты хочешь?". Или: "Мы хотим так, а кому не нравится, тот может не играть".

Я видел, как охотно ребята принимают в игру и маленьких, и слабых, и неловких, лишь бы они не ссорились и не требовали, чтобы им дали делать то, чего не умеют.

Неправда, что в играх ребята готовы слушаться только взрослых. Наоборот, в массовых играх ребята сами хотят, чтобы нашелся кто-нибудь из них самих умный, справедливый и всеми любимый, кто указывал бы, как должна проходить игра и кому что надо делать; кто уступал бы, если ребята хотели играть по-другому или хотя бы один заупрямился; умел бы мирить спорящих и следил бы за тем, чтобы ребята не слишком расходились, не били чего, не рвали и не было драк и слез.

— Нормальный парень, с ним приятно играть, — говорят ребята.

Я заметил одно любопытное явление, но долго не мог его объяснить. Когда в игре приходится бегать, долго все идет хорошо. Вдруг ссора. Меня всегда удивляло, что из-за пустяка! И главное, как легко ссорятся, так легко тотчас и мирятся. Сперва все сразу бросают игру, обе партии сходятся и поднимают спор. И вдруг кто-нибудь один скажет:

— Ну, хватит. Забыли. Поехали дальше!

И все дружно возвращаются к прерванной игре. Иногда лишь немножко что-нибудь изменят или один выйдет из игры и его место займет другой.

Наконец я догадался. Когда игра удалась на славу, жалко прерывать, а все утомились. Но сознаться, что ты устал и хочешь отдохнуть, никому не хочется. Поэтому не нравится, мол, в игре то-то и то-то. Это даже не ссора, а просто разговаривают. Если поблизости есть скамейка, некоторые сядут и ждут, пока те не кончат спорить.

Взрослые отдыхают не так, как ребята. Уставший взрослый отдыхает час, полчаса, ребенок же, весь в поту, валится, запыхавшись, на лавку, а через три минуты уже вскакивает.

Мать говорит:

— Посиди немножко, отдохни. Смотри, как ты выглядишь, как у тебя бьется сердце.

Да нет, он уже отдохнул.

Однажды я долго сидел в поле и слушал, как пели жаворонки. И я подумал, что сердце жаворонка должно походить на сердце здорового, веселого мальчишки: любит доводить себя до изнеможения и быстро отдыхает.

Человек любит усилие, любит, чтобы удавалось, хочет знать, сумеет ли и на что он способен, хочет, несмотря на трудности, закончить, победить, доказать себе и другим, что он сильный и ловкий.

Да и устаешь от сидения. Если в человеке накопится сила и он не может ее израсходовать, он сидит как отравленный, изголодавшись, соскучившись по движению. Именно потому так хаотичны и неприятны школьные перемены, особенно если нет просторного рекреационного зала. Ребята больше толкаются и пихаются, чем играют, несколько человек безобразничают, остальные забились в угол: все равно из игры ничего не выйдет.

Это печально: тихие ребята не учатся отстаивать свои права, а хулиганье командует и наглеет.

Игра без драки

Много было у меня архитруднейших мыслей на тему, что делать, чтобы дерзкий кулак заменить справедливостью. Я пробовал по-разному.

Двадцать мальчишек. Я хочу дать им мяч. Кто-то, проталкиваясь вперед, первым крикнет:

— Мне!

Кто поймает и что будет делать?

Теперь все чаще вместо настырного эгоистического "мне" слышишь благородное "нам" и вместо своеволия встречаешь предписания и законы игры.

Бывают, к сожалению, и судьи несправедливые. Часто эгоизм отдельных личностей сменяется столь же отталкивающим и низменным эгоизмом партии, группы, лагеря. Надо ведь уметь проигрывать с достоинством и честно оценивать положительные качества противника.

Помню, ребята играли в двойной бой (аналог вышибал, снайпера). С одной стороны оставалось трое, с другой — только один. И тут случилась необыкновенная вещь: он сразу выбил всю тройку. Мяч сам как-то к нему отскакивал, а те опешили и совсем не защищались.


Раздались рукоплескания. Кричали "браво" и поздравляли и победители, и побежденные, и свои, и противники — радовались все. На глаза мои навернулись слезы умиления, и я не стыжусь этих слез.

Да, так и должно быть! Не ревность, не недовольство и жалобы, не хвастовство и унижение противника, а рыцарское сознание своего и его достоинства, гордая вера, несмотря на неуспех, в свои силы, убеждение, что равный тягается с равным, уважение к человеку.

Многое стало лучше. Помню злые проклятые времена бандитских драк и бросания камнями. Много драк перевидал я на своем веку. Под влиянием спортивных игр даже драки облагородились.

Когда я вижу, что дерутся двое мальчишек одинаковой силы, я не прерываю, а смотрю вместе со всеми. Лучше подождать — ведь, если сразу вмешаться, ожесточение только возрастет.

Драка редко возникает случайно, часто взрыву предшествует долгая взаимная обида. Конечно, водятся еще такие ребята, которые охотно пихнули бы или ударили младшего или более слабого, но это я строго запрещаю, да и товарищи не допустят. Я знаю: даже буяну и злюке драка не по вкусу, если он помнит, что его обломают.

Так вот, раньше дрались так, чтобы причинить как можно больше боли, а теперь — только чтобы обезвредить противника. Это уже похоже на спортивные состязания.

Игра — это свобода

В заключение дам важное правило:

Не надо стесняться играть. Детских игр не бывает.

Зря взрослые говорят, а зазнайки за ними повторяют: "Такой большой, а играет, как маленький. Такая большая, а все в куклы играет".

Важно не во что играть, а как и что при этом думать и чувствовать. Можно умно играть в куклы и глупо и по-детски играть в шахматы. Можно интересно и с большой фантазией играть в пожар или в поезд, в охоту или в индейцев — и бессмысленно читать книжки.

Я знал мальчика, который не только читал, но и сам писал хорошие стихи и рассказы, а любимой игрушкой у него были солдатики: у него были целые полки разного рода войск разных стран, и он расставлял их на столе, окне, на полу, стульях и рисовал карты и планы.

Не зазорно играть с девочками и с младшими.

Я заметил, что ребята не всегда охотно говорят о своих играх и стесняются, если взрослый их слышит: боятся, как бы не высмеял, потому что не умеют защищать свои юные мечты.

Я не говорю: "Играйте в то-то и то-то. Играйте с теми, а не с этими". Для игры нужен хороший товарищ и вдохновение, а значит, свобода.